к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Январь 2017

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
26 27 28 29 30 31 3 1
10 2 8 3 15 4 11 5 13 6 9 7 4 8
40 9 47 10 56 11 53 12 51 13 14 14 3 15
68 16 58 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
Нижний Новгород. 01 Февраля. NewsNN.ru.

Олег Шакирский: «Рекорд» – «намоленное» место, его можно вернуть к жизни

Нижегородский киноцентр «Рекорд» получил очередной шанс. Областное министерство культуры выделило его в отдельную юридическую структуру. Сейчас идет процесс регистрации и становления нового «старого» учреждения. Художественным руководителем киноцентра стал Олег Шакирский – автор нескольких успешных арт-проектов в Нижнем Новгороде.
Олег Шакирский: «Рекорд» – «намоленное» место, его можно вернуть к жизни

– Ты говоришь, что «Рекорд» все еще жив, и это после всех лет, когда его медленно, но верно вели к угасанию. Что дает право так утверждать?

– Я там брожу периодически, думаю, присматриваюсь. Не удалось убить его! Там стены все обшарпанные, но это «намоленное» место. Несмотря на все кошмары, которые там происходили, не удалось уничтожить ауру, которая там есть. Сто лет кино в этом месте жило. И если уж таким активным бездействием его не добили, надо попробовать все исправить.

– Ты человек, который столько лет занимался только своим бизнесом. Как тебя занесло в государственное учреждение культуры? Сам не удивляешься такому повороту судьбы?

– Я недавно как раз об этом думал. Я единственный раз, в начале карьеры, работал в государственной структуре, на ГТРК (Государственная телерадиокомпания). И вот прошло уже около двадцати пяти лет – опять государственная структура... Довольно удивительный круг, при том что я был абсолютно убежден, что в жизни ни в какие кресла официальные не сяду.

Все произошло естественным образом: искренне уважаемый мной Сергей Александрович Горин (министр культуры Нижегородской области) зачастил сюда, в «Иванъ-чайную» на концерты. Разговаривали с ним о «Рекорде», о том, что было бы классно сделать там филиал «Чайной». Я, не скрою, давно поглядывал на это место. Ну, как поглядывал – место классное, но даже переговоры вести было не с кем. В результате все наши разговоры привели к тому, что он спросил: «А возьмешься за «Рекорд»? Я сказал, что подумаю.

В конце прошлого года пришла формула, которая меня устроила. Не директорствовать, потому что я же понимаю, что такое директор в государевом учреждении. Это совещания, отчеты, текущие трубы и так далее. У нас получилась такая раскладка: директором становится один человек, а художественным руководителем – другой. Правда, по штатному расписанию я называюсь «заместитель директора по основной деятельности». Вот как-то так я докатился.

– И кто же стал тем самым «начальником по трубам и заседаниям»?

– Директором стала Наталья Егоршина. Человек из бизнеса, как раньше принято было говорить, «крепкий хозяйственник». Она занималась недвижимостью, активным бизнесом. Ее тоже эта тема чем-то заинтересовала. Примерно месяц мы с ней плотно общаемся. Мне очень нравится ее подход, незашоренность, готовность к нестандартным движениям.

– Но в любом случае государственное учреждение культуры – это бюджет, который, как правило, близится к нулю, это куча отчетности и так далее. На что вы надеетесь?

– У меня надежды на данном историческом этапе следующие: во-первых, зарабатывать деньги собственным трудом. Это зал, фойе, ротонда, которые могут сдаваться в аренду под различные мероприятия.

Второе: я надеюсь, что удастся каким-то образом выкружить финансирование в связи с годом российского кино. Все-таки «Рекорд», это прямое попадание в тему. В год российского кино возродить «Рекорд» – по-моему, это красиво. Уж не знаю, приведет ли это красивое совпадение к финансам, но надеюсь, нам что-то удастся.

И третье: мы будем обращаться к людям, которым небезразличен «Рекорд», его судьба. Это, извините за пафосное слово, меценаты. Люди, которые готовы если не деньгами помогать, то, например оборудованием.

– Ты знаешь конкретных людей, которые готовы прийти и помогать, или это теоретические выкладки?

– Честно отвечу – теоретические выкладки. Есть предварительные разговоры, которые позволяют предположить, что такая технология привлечения ресурсов возможна. Было несколько встреч – нам не сказали «нет».

Это не спонсоры. Спонсор вкладывает какие-то деньги, и он хочет получить конкретную отдачу. В нашем случае возможно только меценатство. Нам нужны люди, которым небезразлично это дело, которые воспринимают «Рекорд» как некое культовое место, легендарную площадку, которой нужно возрождение. Такие люди есть, и я надеюсь, что мы с ними договоримся.

– Что в ближайшее время может произойти в киноцентре? Какие проекты можно запустить?

– У меня сейчас такая забавная ситуация. Я готов с завтрашнего дня начинать кучу всяческих задуманных проектов, но у меня нет такой технической возможности. В настоящий момент «Рекорд» – это довольно грустный интерьер и отсутствие оборудования. Даже фильмы, как выяснилось, мы показываем с DVD. Это сильно сокращает возможности по афише: далеко не все фильмы существуют на DVD-дисках. Я не говорю уже про звук, свет для концертов.

– Про проекты. Можно приоткрыть занавес – что это будет?

– Безусловно, кино. Кино хорошее, как бы ни субъективна была эта оценка. Мы постараемся разделить кино на несколько направлений. Современное, не обязательно «первый экран». Я совершенно не настроен «толкаться» с мультиплексами, да и смысла в этом нет. Из фильмов, которые они показывают, дай бог пять процентов можно отнести к нашему пониманию «настоящего кино». Есть фильмы второго плана по популярности, есть те, которые уже прошли в массовом прокате, но их не зазорно повторить.

Второе – ретроспективы кино, которое можно считать качественным. Это и наши, и зарубежные режиссеры. Антониони, Феллини – никто не усомнится в таком выборе, я думаю.

Плюс немое кино. Я хочу с февраля запустить целый цикл, который начнется с ретроспективы фильмов с Верой Холодной. На третьей неделе февраля эту легенду русского кино можно будет увидеть под живую музыку. Будет тапер – это неотъемлемая составляющая немого кинематографа.

– А как обстоят дела с авторскими правами?

– В этом случае нам повезло: эти фильмы не обременены авторскими правами. Все, что снято семьдесят лет назад и ранее, не обременено, как выяснилось. Причем и русское кино, и зарубежное.

Кстати, выяснилась отдельная проблема с прокатчиками кино. Я хотел, чтобы билеты на двенадцатичасовой сеанс у нас для пенсионеров, неработающих, студентов стоили пятьдесят рублей. Нельзя. Оказывается, прокатчики, правообладатели не согласуют цены билетов ниже ста рублей. Это было для меня неожиданностью, потому что я планировал формировать дневную аудиторию, давая таким категориям людей возможность не сильно обременять себя расходами. Поэтому в феврале билеты на вечерний сеанс, в 19:00, будут стоить 150 рублей, на дневной, в 12:00, – 100 рублей.

Но я думаю, что мы в конечном итоге договоримся, количество наших зрителей убедит прокатчиков, что у нас серьезные намерения, и они изменят мнение.

– В части кинопоказов как ты определяешь свои задачи?

– Конечно, это социальная миссия. Может быть, звучит опять же пафосно, но я хочу немного синхронизировать культурный код этого города. У нас все сильнее стираются грани между плохим и хорошим. Есть вещи, про которые большинство людей с нормальным уровнем IQ могут сказать – это хорошо, а вот это плохо. Например, «Ласковый май» – это в любом случае плохо. А Феллини – это в любом случае хорошо. Он может нравиться или нет, но его фильмы – великие произведения искусства.

Я хочу прийти к такому модному слову – «фьюжн». Чтобы было сочетание форматов при неком необходимом качестве произведения.

Это та же самая история, что и в «Иванъ-чайной». Здесь может звучать самая разная музыка, самые разные стихи, моноспектакли и так далее. Единственный параметр – качество. И иногда очень сложно объяснить, например, музыкантам, играющим кавер-версии, почему мы не ставим их в репертуар, а других, тоже играющих каверы, берем. Просто те, кого мы берем, делают это качественно, со своим подходом. В конце концов, и «Битлз» на раннем этапе играли каверы. Но делали они это по-своему, пропуская через себя. Вот и мое отношение к кино то же самое: качество, которое должно повысить уровень зрительского восприятия «хорошего» и «плохого».

– Учитывая нынешнее состояние киноцентра «Рекорд», какая концертная деятельность там возможна?

– Это должны быть и джаз, и классика, и какие-то этнические дела, и рок-музыка, безусловно.

У нас есть три локации. Зал – для концертов, «статичных», предполагающих внимание и сидение, фойе, где возможен более подвижный вариант восприятия, и ротонда, где может звучать акустика. Вопрос в наличии, а вернее, отсутствии аппаратуры. Сейчас у нас есть две колонки, один сабвуфер, пульт и четыре микрофона сомнительного качества – то есть, по современным меркам, нет ничего.

Есть вопросы и по акустике, корректировка которой может войти в противоречие с возможностями размещения выставочных экспозиций. Я пока думаю, как решить дилемму между интерьером, звуком и возможностью проводить выставки, – это третье направление.

– А что еще в твоих планах?

– Это насыщенность разного рода коммуникационными форматами. Мне хотелось бы, чтобы в «Рекорд» стало принято приходить и обмениваться мнениями о тех или иных культурных процессах. Чтобы появились мастер-классы, лекционные форматы.

– Ты ставишь перед собой задачи, мягко говоря, непростые. А тебе не страшно? Ты же сейчас под микроскопом культурной общественности?

– Честно – с каждым днем становится страшнее и страшнее... Не оттого, что много работы предстоит. Страшно оттого, что у меня нет особого права на ошибку. «Рекорд» настолько важное место в городе, какая-то очень важная городская сердцевина. Хочется успеть сделать.

Я понимаю, что на таких проектах не бывает долгих сроков. Понимаю, что собственное мнение, собственную позицию придется иногда приглушать для достижения компромисса. Цель, которая поставлена, важнее личных эмоций. Но пока жаловаться не на что. Тот карт-бланш, о котором мы договорились «на берегу» с Сергеем Гориным, действует.

Я про себя знаю одно: не умею останавливаться. Если мне нравится идея – сделаю все возможное и невозможное, чтобы ее воплотить. Так что по своей воле я не соскочу.

P. S.

Олег Шакирский: Мне очень нравятся несколько реплик вполне себе уважаемых людей в Сети. О том, что мое назначение – возможность возродить «Рекорд» всем миром. И эти реплики, что всем нужно принять в этом участие, мне очень важны.

СПРАВКА. Олег Ильич Шакирский родился 16 мая 1969 года в Горьком. Окончил отделение журналистики историко-филологического факультета Нижегородского государственного университета. С 1984 года работал в газетах «Ленинская смена», «Горьковский рабочий», «Курьер», «Бизнес-ревю», «Город и горожане». На нижегородском телевидении прошел путь от редактора до креативного директора телеканала. Автор и режиссер документальных фильмов, информационных и развлекательных программ, сериалов.

С 1994 года занимается рекламной деятельностью, неоднократный призер международных фестивалей рекламы. Автор международного фестиваля социальной рекламы «Мы!» (Н. Новгород, 2001–2002). Ведущий мастер-классов и креативных практикумов. Возглавляет «Студию Современной Социальной Рекламы (СССР)» и рекламную группу «Хорошие Идеи».

В 2014 году реализовал новый арт-проект – «Иванъ-чайная».

СПРАВКА. «Иванъ-чайная» – арт-пространство Олега Шакирского, открытое в Нижнем Новгороде в 2014 году. Выступают самые разные коллективы – от джазовых и рок-музыкантов до представителей авторской песни и театральных коллективов.

СПРАВКА. Кинотеатр «Рекорд» расположен в здании, которое является историческим памятником. С 1910 года кинозал назывался «Бразильский», а в 1914 году был переименован в «Рекорд» и носит это название уже более ста лет.

Татьяна Кузнецова

comments powered by HyperComments

Последние новости