к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Февраль 2017

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
30 31 66 1 66 2 69 3 17 4 4 5
73 6 61 7 50 8 71 9 55 10 13 11 4 12
61 13 64 14 47 15 59 16 45 17 13 18 5 19
55 20 40 21 1 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
Нижний Новгород. 17 Октября. NewsNN.ru.

Своих не бросают?

Я была уверена, что дома-интернаты для стариков и инвалидов возникли после войны. И только недавно, во время очередной поездки с общественной организацией «Территория добра» в Балахнинский дом-интернат для людей пожилого возраста, я узнала от его директора Валерия Федоровича Колосова, что это не совсем так.


Валерий Колосов

В советские времена на территории Нижегородской области существовала структура «Облсобеса», которая занималась вопросами помощи населению. До 1987 года в ее структуре было всего 21 стационарное учреждение, куда входили дома-интернаты, 3 училища, 3 детских дома и курсовая база по обучению инвалидов вождению.

«После того, как коммунистический режим у нас сменился капиталистическим, самые незащищенные слои населения – пенсионеры – оказались на грани вымирания. Пенсия превратилась в копейки, ее постоянно задерживали, у стариков не было денег иногда даже на хлеб. Власти стали искать выход, и для начала создали сеть социальной защиты населения. У нас в области первые отделения социальных работников были созданы в 1987 году, на базе Борского ПНИ, Автозаводского, Арзамасского и Замятинского детских домов. Социальные работники покупали продукты, лекарства, вещи одиноким старикам. Но этого оказалось недостаточно: выявилось огромное количество нуждающихся людей, которым требовалось жилье и забота», – говорит Валерий Федорович.

Тогда и начали открываться дома-интернаты для пожилых людей и инвалидов. Первый дом открылся в декабре 1989 году в поселке Вахтан Шахунского района Нижегородской области. К середине 90-х во всех районах было не по одному, а по нескольким ДПИ, рассчитанных на проживание от 25 до 100 человек. Люди в них обеспечиваются жильем, питанием, первичной медицинской помощью, уходом.

Казалось бы, проблема решена, но это оказалось не так. По словам Валерия Колосова, количество желающих попасть в ДПИ с тех пор не сокращается, а растет. Возраст подопечных тоже уменьшается – если раньше в среднем в ДПИ жили люди от 75 и старше, то сейчас средний возраст – 68 лет. «К сожалению, большинство стариков, кто живет у нас, имеют детей, внуков, родных и близких. Но, по сути, они одиноки. Потому что привезли сюда к нам их дети, которые не хотят заботиться о престарелых родителях. Мы видим родственников наших подопечных очень редко, и в основном тогда, когда они получают пенсию», – с горечью говорит Валерий Федорович.

По мнению Валерия Колосова – а он стоял у истоков создания социальной помощи пожилым в Нижегородской области – ситуацию может спасти только принятие федерального закона, защищающего стариков от произвола близких. Например, в случае, если родственники помещают пожилого человека в дом-интернат, распоряжаясь при этом его жильем, либо другой собственностью по своему усмотрению, они обязаны выплачивать ему алименты. Пока ситуация складывается так, что бабушка или дедушка, отдавая 75% пенсии на оплату проживания в ДПИ, оставшуюся часть еще и отдает родным. Логика детей железная – «тебя тут кормят, поят, лекарства дают, зачем тебе деньги?». Но лекарствами ДПИ официально обеспечиваются только для оказания первичной медицинской помощи. Не для лечения хронических заболеваний. Например, те, кто перенес инфаркт, практически до конца жизни должны принимать специальные препараты. Кто-то страдает диабетом, кто-то артритом, всех болезней не перечислишь.

В Балахнинском ДПИ стоимость пребывания одного подопечного в месяц стоит порядка 24 тысяч рублей. Средняя пенсия – порядка 12 тысяч рублей, из них 9 тысяч отчисляется за проживание в ДПИ. Оставшиеся 13 тысяч перечисляет государство. Все расходы идут из бюджета, региональные власти проводят тендеры на поставки в ДПИ всего, вплоть до сливочного масла и сахара. Но перечень необходимого существенно больше, чем может позволить себе бюджетная организация.


Ольга Смирнова

Поэтому сейчас общественные организации (у нас это «Территория добра») привозят в дома престарелых препараты и средства по уходу, которые не заказывается государством, но у подопечных ДПИ есть в них потребность. Как и в простом человеческом внимании, которым обделяют стариков родные люди: «Наша Территория добра помогает домам престарелых в течение 4 лет. За это время мы смогли взять под опеку 7 домов престарелых и инвалидов по Нижегородской области. Если в самом начале мы приезжали общаться, давали концерты, привозили жителям сладкие подарки, то сейчас, кроме этого, возим памперсы, медикаменты, другие необходимые вещи. Например, для одного из ДПИ недавно приобрели многофункциональную кровать. За годы, пока ездим по домам престарелых, могу сказать, что есть острая нехватка в противопролежневых средствах (есть очень хорошая серия Seni, они дорогие, но действенные). Конечно же, кроме медикаментов, жителям не хватает общения, причем мы стремимся, чтобы внимание было уделено каждому. Именно поэтому сейчас развивается направление «Друг по переписке», когда волонтер пишет письма «своему» дедушке или бабушке. Благодаря этому рождается дружба и доверие», – рассказывает руководитель «Территории добра» Ольга Смирнова.

Дома-интернаты для пожилых и инвалидов двадцать лет назад создавались на базе пустующих детских садов, яслей и других помещений, которые, как правило, было совершенно не рассчитаны для эксплуатации таким образом. Сормовский ДПИ у нас, например, размещен в старой усадьбе, и давно находится в аварийном состоянии. Но переселить его жителей некуда.

Дома престарелых ветшают, требуют все больше и больше ремонта. Многочисленные инспекции накладывают на них штрафы.  Энергетики, поднявшие тарифы, грозят отключением – а повышение в бюджете не заложено. Штрафуют пожарная инспекция, санэпидемнадзор, и другие. Пока ДПИ держатся на плаву. Но дальнейшие перспективы этой системы не радуют, потому что государство во время кризиса входит в режим экономии, и «режет» в первую очередь социальные выплаты. Один из «тревожных звоночков» такой политики – ставшее регулярным замораживание пенсионных накоплений, снижение финансирования всей социальной системы.

Строительство новых зданий ДПИ в Нижегородской области попросту не ведется. Однако в других регионах ситуация совсем другая, новые ДПИ строятся в Воронежской, Волгоградской областях, в Хакасии, Удмуртии. Весной 2016 года премьер-министр РФ Дмитрий Медведев объявил, что в России будут построены 100 новых домов для пожилых людей и инвалидов. Попадет ли Нижегородская область в число «счастливчиков», где появятся новые ДПИ?

Наталия Кеткова

comments powered by HyperComments